full screen background image
Search
25 февраля 2024
  • :
  • :

Главный эпидемиолог Минздрава Полибин назвал риски новых инфекций для россиян

Несмотря на то что изобретение вакцин и антибиотиков привело к среднему повышению продолжительности жизни на 25 лет, человечество продолжает страдать от инфекций. Только с начала века мир столкнулся с десятками новых инфекций, среди которых атипичная пневмония, вирусы SARS (в том числе ковид, который вызвал пандемию во всем мире), обезьянья оспа и т.д. Сторонники теории заговоров видят в этом происки недоброжелателей, однако серьезные ученые отмечают, что природа прекрасно справляется с такими процессами и сама. А вот борьба с инфекциями — уже дело человека.

Главный эпидемиолог Минздрава Полибин назвал риски новых инфекций для россиян

Фото: Геннадий Черкасов

Разным аспектам эпидемиологической безопасности страны была посвящена отдельная сессия XIV Всероссийского конгресса пациентов, который начал работу 22 ноября.

Более 30% смертей в мире приходится именно на долю различных инфекций. Инфекционные болезни занимают более 40% в структуре общей заболеваемости россиян. И их количество растет. Пандемия ковида серьезно пошатнула все мировые системы здравоохранения. Только по официальным данным, она унесла жизни 7 миллионов человек, хотя их реальное количество Всемирная организация здравоохранения оценивает в 20 миллионов. Кроме того, огромное количество пациентов получили серьезные осложнения для здоровья после перенесенного ковида. «После пандемии мы увидели рост неврологических, аутоиммунных заболеваний, которых раньше не видели вообще. Резко выросла смертность от бронхолегочных и сосудистых заболеваний. И у нас нет никакой уверенности, что завтра мы не столкнемся с новым вирусом, который вызовет новую пандемию», — говорит сопредседатель Всероссийского союза пациентов (ВСП), профессор, доктор медицинских наук Ян Власов.

Как рассказывает главный эпидемиолог Минздрава России Роман Полибин, среди всех возбудителей инфекций наибольшая опасность исходит от вирусов. А среди них, в свою очередь, самыми опасными являются зоонозные инфекции, которые циркулируют среди животных, но потенциально могут начать распространяться и среди людей. «Еще одна проблема — возвращающиеся инфекции. При этом мы наблюдаем снижение настороженности медработников к забытым инфекциям и снижение приверженности вакцинации», — говорит он.

Из последних примеров можно привести корь: по состоянию на август 2023 года в мире было 176 тысяч случаев этого заболевания, что в три раза больше, чем в 2021 году. В России в это время зарегистрировано более 7 тысяч случаев кори, что в основном связано с прибытием мигрантов из ближнего зарубежья. Кроме того, до 2022 года мир не беспокоил полиовирус: благодаря массовой вакцинации он стал пропадать даже в бедных странах. Но в 2022 году был обнаружен в сточных водах в Израиле и США, что является очень плохим сигналом.

Актуальны и риски распространения инфекций из других стран. «Сейчас мы все больше взаимодействуем со странами Азии и Африки, и есть риски завоза оттуда местных инфекций», — говорит Роман Полибин.

Важно, что в связи с изменением климата неуклонно расширяется ареал обитания насекомых, переносчиков опасных инфекций. Например, комаров, которые переносят геморрагические лихорадки (Денге, желтой лихорадки, вируса Зика) и паразитов. Например, в 2018 году на Ямале зафиксирована вспышка сибирской язвы, что весьма необычно для этих климатических условий.

Одной из важнейших медицинских угроз сегодня стали инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи (ИСМП). По данным ВОЗ, в любой момент времени до 7% пациентов в развитых и до 15% в развивающихся странах могут заразиться хотя бы одной ИСМП. В отделениях реанимации их могут подхватить до 30% пациентов. У четверти пациентов с сепсисом (23,6%) его развитие связано с ИСМП.

По данным официальной статистики, в России ежегодно регистрируется менее 30 тыс. случаев ИСМП, однако предполагается, что их истинное число составляет не менее 2–2,5 миллиона, просто их крайне редко регистрируют. Да и в мире реальная заболеваемость ИСМП выше официальной в 10–100 раз. В результате чего проблема колоссально недооценивается, и власти не спешат принимать меры к профилактике ИСМП, считают эксперты ВСП.

Роман Полибин отмечает, что решением этой проблемы должны быть и такие меры, как безопасные инъекции и разумная антибиотикотерапия, что поможет свести к минимуму возникновение внутрибольничных устойчивых штаммов и грибков, например. На фоне пандемии ковида количество внутрибольничных случаев инфекций пневмонии выросло в несколько раз. По данным главного специалиста по клинической микробиологии и антимикробной резистентности Романа Козлова, 1,97 млн человек ежегодно умирает от инфекций, устойчивых к антибиотикам.

Ну и никогда нельзя забывать про такую элементарную меру, как чистые руки. Во время разгара пандемии в госпиталях Чикаго установили автоматизированную систему гигиены рук — и количество медработников с «чистыми руками» достигло 98%. Однако потом все снова расслабились — и все вернулось на круги своя.

Отдельную озабоченность вызывает состояние эпидемиологической службы. По данным экспертов, укомплектованность наших стационаров эпидемиологами не превышает 35% от необходимого количества. И нередко в медучреждениях за эпидемиолога работает терапевт.

Близкая к критической и ситуация с инфекционистами, рассказал главный инфекционист России, профессор Владимир Чуланов. Решением проблемы он считает включение дополнительных модулей по инфекционным болезням в профили обучения врачей других специальностей. «Наши инфекционные стационары изношены. В ряде регионов во время пандемии были построены современные больницы, но в целом по стране состояние инфекционной службы требует прицельной работы», — заявил Чуланов.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *