full screen background image

«Бомбу сюда»: в Германии заговорили о необходимости ядерного вооружения страны

«Конечно, Германии нужно атомное оружие». Давненько эта мысль не звучала не звучала так громко и так категорично. В последний раз такое было лет эдак 80 назад. И было это совсем в другой Германии. Но цитата взята не из мемуаров и не из учебника истории. Это заголовок свежеопубликованной статьи в Bild — самой массовой и популярной газете Федеративной Республики.

"Бомбу сюда": в Германии заговорили о необходимости ядерного вооружения страны

Вопрос, не пора ли Германии обзавестись собственным ядерным арсеналом, начал обсуждаться уже довольно давно. Но довольно продолжительное время дискуссия на эту тему была уделом маргиналов. В приличном обществе, в бомонде задаваться подобными вопросами было, мягко говоря, не принято. Мейнстримом, напротив, была идея тотальной денуклеаризации — избавления от всего ядерного, включая атомные электростанции. Переломным моментом стал приход к власти в США в 2016 году Дональда Трампа.

«Страны, которых мы защищаем, должны за это платить, — заявил тогда новый хозяин Белого дома. — Если они не станут этого делать, США должны предоставить им возможность защищаться самостоятельно». А достаточно прозрачно намекнул на возможность выхода США из НАТО, которая, по его словам, «устарела».

Для Германии эта позиция американского лидера стала шоком. Ледяным душем. Который существенным образом повлиял и на отношение немцев к ядерной теме. Табу было сломано. Но рухнув в экспертно-медийной среде, в политических кругах, не говоря уже о коридорах власти, оно продолжало оставаться в силе.

Здесь перелом случился совсем недавно. Свою роль сыграл, понятно, и конфликт на Украине. Но «контрольным выстрелом» стали высказывания того же Дональда Трампа, имеющего, как известно, неплохие шансы на возвращение в Белый дом. Напомним, что бывший и, возможно, будущий президент США поведал о своем разговоре с неназванными им европейскими лидерами в то время, когда находился у власти.

По его словам, «один из президентов большой страны» обратился к нему с вопросом: «Хорошо, сэр, если мы не заплатим и на нас нападет Россия, вы защитите нас?» И ответ якобы был таким: «Нет, я бы не стал вас защищать». На самом деле я бы посоветовал им делать все, что они, черт возьми, захотят».

Бурная реакция немецкого истеблишмента не заставила себя ждать. Но на сей раз возмущением дело не ограничилось: в речах политиков все чаще звучит мысль о необходимости создания альтернативы американскому ядерному зонтику. Начало положила Катарина Барли, заместитель председателя Европейского парламента, представляющая Социал-демократическую партию Германии.

В интервью изданию Tagesspiegel Барли высказала сомнения в том, что Европа надежно защищена американским ядерным щитом. «В свете последних заявлений Дональда Трампа на это больше нельзя полагаться», — заявила вице-спикер Европарламента. На прямой вопрос журналиста, нужны ли ЕС собственные атомные бомбы, Барли ответила так: «На пути к созданию европейской армии это тоже может стать темой».

Следом за Барли высказался ее бывший председатель СДПГ, экс-глава МИД Германии Зигмар Габриель: «Я никогда не думал, что мне придется об этом рассуждать. Но Европе нужен надежный сдерживающий фактор. Это включает в себя общий ядерный компонент. Американская защита закончится в обозримом будущем, поэтому дебаты о том, откуда придет замена, должны начаться уже сейчас. Если мы не ответим на этот вопрос, это сделают другие. Например, Турция. Это не в наших интересах».

Затем к дискуссии подключился лидер Свободной демократической партии (СвДП), министр финансов Германии Кристиан Линднер: «Недавние заявления Дональда Трампа следует рассматривать как призыв к дальнейшему рассмотрению этого элемента европейской безопасности». Линднер видит выход в большей кооперации Федеративной Германии в этом вопросе с двумя европейскими ядерными державами — Францией и Великобританией.

Вопрос, по его словам, заключается в том, на каких политических и финансовых условиях французское и британское правительства готовы поделиться с партнерами своими ядерными зонтиками, готовы ли увеличить с этой целью свои арсеналы. «И наоборот, какой вклад готовы внести мы?“, — добавляет Линднер. Но ответов не дает.

Впрочем, сказано уже достаточно, чтобы понять, что нынешний безъядерный статус страны немецкий истеблишмент — во всяком случае, значительную и все большую его часть — устраивать перестал. Рассуждения об «общеевропейском ядерном компоненте» в заблуждение вводить не должны. По сути, это эвфемизм, словесная маскировка для ядерного вооружения Германии, лидера Евросоюза, значительно превосходящего все остальные страны ЕС и по размеру экономики, и по численности населения.

Нет сомнений в том, что для страны, обладающей мощным современным ВПК, накопившей большой опыт в атомном машиностроении и атомной энергетике, создание ядерного арсенала не составит никакой проблемы. Самые острожные эксперты отводят на это максимум 3-4 года. А некоторые уверены, что понадобится не более года.

Однако есть проблемы правового свойства: Германия связана рядом международных обязательств. Это, во-первых, Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), к которому ФРГ присоединилась еще в 1969 году. И, во-вторых, Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, известный также как «Договор «Два плюс четыре», заключенный 12 сентября 1990 года ФРГ и ГДР с одной стороны и странами-победительницами во Второй мировой — Францией, СССР, Великобританией и США — с другой.

Договор возвращал безоговорочно капитулировавшей стране полный суверенитет во внешних и внутренних дела, открывая тем самым дорогу к ее объединению. При этом немецкая сторона брала на себя ряд обязательств. Пункт 1 статьи 3 «Договора «Два плюс четыре» гласит: «Правительства ГДР и ФРГ подтверждают свой отказ от производства, владения и распоряжения ядерным, биологическим и химическим оружием. Они заявляют, что объединенная Германия также будет придерживаться этих обязательств…»

Поэтому пока что экспертно-политологический мейнстрим ищет выход в поисках решения, которое позволило бы обойтись без заклания этих «священных коров», без выхода из «ядерных» договоров. Но не находит.

Создавать ядерный щит в рамках ЕС не имеет смысла, поскольку неясно, где будет находиться командование, в чьих руках будет «красная кнопка», считает, к примеру, профессор международной политики университета бундесвера (Мюнхен) Карло Масала. Профессор сомневается, что члены ЕС смогут договориться друг с другом по этому вопросу. Чтобы реализовать этот проект, необходимо создать полномасштабный европейский оборонительный союз. «Однако это долгосрочный процесс», — добавляет эксперт.

Что же касается европейских ядерных держав, то в составе Евросоюза находится сегодня лишь одна из них — Франция. И ее ядерный арсенал проблему в любом случае не решает. Во-первых, в силу своей незначительности: всего 290 боеголовок.

Во-вторых, из-за бедности, так сказать, ассортимента: Франция располагает лишь стратегическим ядерным оружием, не применимым в прямых боестолкновениях. Для полноценного ядерного сдерживания необходимо не только стратегическое, но и тактическое ядерное оружие, настаивает дотошный эксперт.

Но главное основание для скепсиса: даже если бы Германия приняла финансовое участие в поддержании и развитии французского ядерного арсенала — а речи о «кооперации» в конечном счете сводятся к этому — «музыку» бы заказывала не она. Французское ядерное оружие все равно осталось бы французским: в случае серьезного конфликта президент Франции единолично принимал бы решение об его использовании. Более того, эксперты по безопасности вообще не уверены, что Франции пойдет применения немирного атома ради защиты своих европейских союзников, а в этом-то и заключается смысл затеи.

Короче говоря, все более популярной становится та точка зрения, что семь бед — один ответ: пора Германии перестать ходить да около и заявить о себе не только как об экономической, но и как о ядерной сверхдержаве. Яркий пример такого подхода — упомянутая статья в Bild.

«Собственно говоря, это уже избыточный вопрос: должна ли Европа, должна ли Германия стать ядерными державами, — утверждается в этом материале. — Ответ очевиден: да, безусловно. Так быстро, как это только возможно. Бомбу сюда!»

Причина такой спешность названа автором без обиняков: «С востока нам и Европе угрожает ядерная держава Россия. У Путина не одна бомба, у него их чертовски много. Причем уже много лет мы находимся в пределах досягаемости ракет и боеголовок, размещенных в российском эксклаве Кенигсберге (Калининград)».

Дальше идут крайне интересные рассуждения, показывающие до какой степени немцы избавились от своего комплекса побежденных, комплекса геополитической неполноценности, «политической карликовости». Судя по следующим строкам, от комплекса не осталось уже и следа: «Возникает вопрос: у кого в Европе должно быть такое оружие? У Евросоюза нет для этого полномочий. Владеть таким оружием могут только национальные государства… Словения или Люксембург? Нет, это должны быть мы, немцы. Спустя 34 года после воссоединения страны пришло время вести себя так, как те, кем мы и являемся, — как великая держава.

Мы сильная страна с собственными интересами в мире, которые мы сможем отстаивать, лишь обретя подобающий статус. Сила влечет за собой ответственность. В том числе ответственность за защиту самих себя. Мы должны наконец получить возможность защитить себя самостоятельно, не прячась за спинами старшего брата и его атомных друзей. Мы обязаны сделать это ради самих себя и как самая сильная страна в Европе — ради наших более слабых партеров. В Европе мы являемся старшим братом».

Комментарии, как говорится, излишни. Некоторые, возможно, скажут, что это частное мнение частного журналиста частной газеты. Но учитывая контекст, такой вывод был бы, пожалуй, чересчур легковесным. Кроме того, нельзя не учитывать характер самого издания: оторванных от народа тем оно не поднимает. Можно не сомневаться: если что-то опубликовано в Bild, то это действительно интересует и волнует читателей немецкого таблоида №1, а стало быть, и страну в целом.

В общем, похоже, идея ядерного вооружения Германии вышла за пределы «башен из слоновой кости» и принялась достаточно быстро овладевать массами. Что, как писал мудрый Карл Маркс, прямой путь к превращению идеи в материальную силу.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *